Выжившие в массовой резне в Хаме проклинают алавитский клан Асада

0
1776
Рихаб Ахмад из сирийского города Хама, бежавшая в Иорданию в 1982 году, показывает фотографии своего брата и отца в беседе с Reuters в своем доме в Аммане.

Спустя три десятилетия после того, как войска Асада устроили геноцид мусульман в Хаме, Умм Ясин до сих пор со слезами вспоминает своего сына, застреленного алавитами (шиитская секта) на пороге родного дома.

«Я стала кричать и алавитский офицер, схвативший меня, сказал: «Твой сын преступник. Он убил себя». Я никогда не забуду его лицо, никогда…», — тяжело вспоминает она.

62-летняя Умм Ясин с горечью вспоминает февраль 1982 года, когда отец президента Башара Асада, Хафез Асад, послал шиито-алавитские войска в Хаму, чтобы навсегда покончить с влиянием мусульман в этом районе.

«Я поняла, что они убили моего сына после того, как услышала звуки выстрелов», — говорит Нур аль-Асфар. Ему было 32 года во время кровавой бойни, в результате которой, по разным оценкам, погибло до 40 000 мирных жителей.

«В Исламе нет понятия мести, но я надеюсь, что по воле Аллаха, собственных детей этого асадита убьют перед его глазами», — говорит она.

Хафез Асад подох в 2000 году, после 30-летнего правления в Сирии. События прошлых лет твердо закрепились в сердцах нового поколения мусульман, которое требует сегодня свержение Башара Асада, сына Хафеза.

Президент США Бил Клинтон и Хавез Асад, 26.03.2000 (Image by © -/FILES-SANA/epa/Corbis).

3 июня 2011 года во время демонстрации в Хаме было убито более 60 человек. В последние дни Асад-младший окружил город с 700-тысячным населением танками, и народ боится, что город вновь подвергнется геноциду как раньше.

Сирийцы, выжившие во время страшной резни в Хаме, сегодня проживают в Ливане, Иордании и странах Персидского залива. Они говорят, что не могут забыть залитые кровью улицы, разлагающиеся трупы изнасилованных женщин и эскадроны смерти, ведущие молодых людей на казнь.

«24 молодых человека были расстреляны перед моими глазами, в том числе 12-летний ребенок. Затем они поволокли тела, а на земле остались лежать лишь обувь и головные уборы. Земля была залита кровью. Женщины выбежали на улицу. Одна кричала: «это мой муж», а другая: «это мой сын», — рассказывает сквозь рыдания 53-летняя Умм Омар.

Абу Рахман аль-Асфар, родом из Хама, вспоминает, как соседи пытались кормить грудью 9-дневного младенца после того, как его мать скончалась от голода.

Сын Умм Ясин, благочестивый 16-летний юноша, преследовался спецслужбами Асада по обвинению в связях с группировкой «Братья-Мусульмане».

«Один из шпионов (мунафик) донес алавитским спецслужбам, что он был слишком религиозным. На самом же деле он был просто ребенком. Что он мог сделать в таком возрасте?» — говорит овдовевшая мать.

Рифаат (дядя Башара Асада) и официальная эмблема «Оборонной бригады» алавитов.

В апреле 1982 года она вместе с семьей и родными была вынуждена бежать по тому же маршруту, который сегодня тысячи сирийцев используют для побега от кровавых преступлений Башара Асада.

По словам Абу Рахмана аль-Асфара, алавиты Асада выманивали голодных местных жителей из домов с помощью хлеба. Затем их убивали, а тела доставляли армейскими грузовиками в места массового захоронения вблизи кладбищ «Срихин» и «Сахль аль-Габ» на западной окраине города.

«Город Хама хранил историю мусульман, и его жители противились Асаду, но алавиты с помощью резни в Хаме решили навести ужас на всех мусульман Сирии. В то время быть жителем города Хама уже являлось преступлением», — рассказывает Сулейман Джамаль, которому во время кровавых событий было всего 21 год.

По мнению выживших жителей Хама, сегодня спецслужбы Асада используют ту же тактику против восставших мусульман. Правительство отключило электричество и водоснабжение, и заставило связанных молодых людей скандировать лозунг «Да здравствует Асад».

Старшее поколение, живущее за границей, испытывает чувство гордости при виде свободолюбивых мусульман, потребовавших свободы после того, как страна была охвачена протестами против клана Асада, захватившего власть в Сирии.

Редкие кадры разрушенной Хамы, дошедшие до наших дней.

«Несколько дней я провела в слезах. Я бы хотела быть с ними, протестовать вместе с ними и выразить всю ту глубокую скорбь, которое испытывает мое сердце», — говорит проживающая в Аммане Айша аль-Джамаль, свидетельница резни 1982 года.

До недавних протестов, прокатившихся по всей стране, местным жителям было запрещено говорить о событиях 1982 года. Как поясняют сами сирийцы, в городе Хама, имеющего репутацию самого консервативного мусульманского города Сирии, поддержка правительства остается на самом низком уровне.

Но сила воли десятков тысяч молодых людей возродило надежды изгнанников из Хамы, что храброе поколение разрушит барьер страха, созданный кровавой бойней 30 лет назад.

«Ин шаа Аллах, массовые убийства, через которые мы прошли, больше не повторятся. В Хаме мы остались в полном одиночестве и покинули город так, что даже никто не узнал, что произошло», — вспоминает Умм Анас, еще одна выжившая мусульманка, которой удалось сбежать в 19 лет со своей семьей в соседний Ирак.

«Их призыв и их смелость придают нам мужество и надежду, — добавляет Нур, племянница Умм Анас, — Это уже совсем другое поколение. Жители Хамы разрушили страх, порожденный алавитским режимом. Это вселяет надежду, что Аллах дарует победу новому поколению мусульман».

Спасшиеся от бойни 1982 года и их дети говорят, что шрамы, полученные во время тех событий, еще надолго останутся в сердцах будущих поколений.

Редкие кадры разрушенной Хамы, дошедшие до наших дней.

«Те, кто вышел на протесты, являются сиротами. Хафез Асад убил их родителей, когда они были еще детьми. Теперь они выросли и его сын Башар Асад убивает их детей, детей-сирот», — говорит Ахмад Килани. Он помнит, как в районе Асиба шиитские бригады вели на казнь молодых людей.

«Они не проклинают Башара столько, сколько проклинают его отца Хафеза за все те несправедливости, которые им пришлось пережить. Их возгласы исходят из глубины сожженных сердец», — добавляет Ахмад.

Умм Хамза рассказывает, что ее отца казнили прямо перед ее глазами, в нескольких метрах от их родного дома: «Даже если режим Асада падет, наша скорбь не покинет наши сердца, но мы надеемся, что радость победы над кафирами облегчит нашу боль».

«И пусть неверующие возрадуются ужасному и мучительному наказанию как при жизни на земле, так и после смерти. В мирской жизни их ожидает смерть, а в последней жизни мучительные страдания» (Ас-Саади, 9:3).

Отдел мониторинга Sham Center

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here